Галочка на небесах

Глава 20. Галочка на небесах.

Мысль о создании благотворительного фонда пришла мне в голову, когда я проходил свой первый курс реабилитации. На первый взгляд, странно. Мне, изможденному наркоману, чуть ли не ступившему одной ногой в могилу, как можно думать о ком-нибудь еще, кроме себя? Да и каким образом я собирался оказывать помощь больным детям, старикам, если у меня ни гроша за душой? Но, тем не менее, я об этом думал.
Дело в том, что в тот момент я искренне уверовал в Бога. Сердце, раскрывшееся навстречу божьей любви, стало остро чувствовать страдания людей, которые были рядом. Может, проснулась совесть?.. Я думал, что мы, окончательно или временно завязавшие наркоманы, оказались в реабилитационном центре из-за своей пагубной страсти. Хоть наркомания и болезнь, но мы сами виноваты в том, что ею заболели. Сначала же нам было хорошо, все по кайфу. А вот в чем виноват ребенок, который родился с ДЦП, и каждый шаг для него – мука? А в чем виноват малыш, у которого в шесть лет диагностировали онкологию?
Я никогда не был жадным: и нищему на паперти подам, и с другом поделюсь, если у меня есть деньги. Никогда не слушаю тех, кто сознательно отказывается положить в протянутую ладонь монетку. Это, мол, профессиональные нищие! Другие на оживленных проспектах не стоят, это мафия! Так вот, не мое это дело — разбирать, на что пойдет милостыня. Бог сам разберет, куда и как направить. Я помог человеку — значит, я сделал правильно. Об этом сказано в Нагорной проповеди: «Благотворительная душа будет насыщена, и кто напояет других, тот и сам напоен будет».
В истинном своем смысле благотворительность — это все же несколько иное, чем расставание с последним рублем. Это всегда осознанный и прочувствованный выбор. Определенно, давать лучше, чем брать. Поэтому идея создания благотворительной организации не выходила у меня из головы. Я планировал учредить солидный благотворительный фонд с офисом, штатом, рекламой, куда делали бы взносы бизнесмены, банкиры, наследники больших состояний. Это говорит о присущем мне оптимизме. Ведь я мечтал в скудных условиях реабилитационного центра, ужиная пустой гречневой кашей, еще не будучи уверенным, что покончил с наркозависимостью, что мне удастся рассчитаться с долгами, что не попаду за решетку за какой-нибудь из старых грешков.
До воплощения в жизнь идеи о цивилизованном благотворительном фонде было еще далеко. Но я старался проявлять милосердие, давать просящему, едва у меня заводились деньги. Это благое дело — дать без всяких условий, обещаний, непременного «когда отдашь?!» Меня иногда упрекали, особенно товарищи по вере:
– Зачем ты дал денег этому синяку? Ведь он их потратит на водку. Ты грешника вгоняешь в еще больший грех.
Но я таким отвечал:
– Не мне судить и не вам, где больший грех, а где меньший.
Не по-христиански надеяться, что твою доброту там, на Страшном суде, зачтут. Но и не по-человечески жить без надежды, что добрые дела рано или поздно перевесят все грехи. Думаю, что бескорыстная помощь другому — это еще одна «галочка» в воображаемом списке хороших дел, которые (наравне с плохими поступками) учитываются на небесах; и рано или поздно будут нам предъявлены…
Можно помогать, повинуясь позыву сердца, разово, от случая к случаю. Увидел больного ребенка – дал денег на лечение. Но лучше оказывать помощь системно. Я уже писал, что все мы вовлечены в механизмы разного рода систем. Лично для меня — это несколько видов бизнеса, религия, семья, круг близких друзей – всё взаимопересекающиеся системы. Благотворительности особенно необходима системная организация, потому что она имеет дело не только с физическими болезнями, моральными страданиями, но и с обманом, мошенничеством, симуляцией. Куда без этого? А это значит, что в выборе, кому помогать, а кому нет, должны участвовать не только филантропы и бухгалтеры, но и врачи, психологи, юристы. И тут уже без благотворительного фонда не обойдешься.
Для меня и моих друзей, в первую очередь Сослана Кудзиева и Олега Туаева, благотворительный фонд – удачная находка еще и в том смысле, что он дает дополнительные возможности реализации бывшим наркоманам, которые заканчивают курс лечения в наших реабилитационных центрах. Ведь в большинстве своем наркоманы с юных лет не успевают получить нормальную профессию, они ничего не умеют, кроме, как разбодяжить и уколоться. Оказывая помощь детям, многие для себя в этом находят дело всей жизни. Само занятие благотворительностью можно считать частью терапии. Лечение добротой бывает очень эффективным, я знаю это по собственному опыту…
Свой благотворительный фонд «Помочь еще одному» мы создали в 2014 году. Мы — это основатели фонда Роман Антошин, Екатерина Антошина и Дмитрий Цисар. Костяк команды составили Антон Ситиков, Роман Савин, Сослан Кудзиев, Александр Чижиченко, Олег Туаев, Антон Полянецкий, Арсен Абдулаев, Марат Гатциев. Название «Помочь еще одному» было когда-то лозунгом благотворительной программы, который придумал создатель церкви «Исход» Сергей Федорович Ощепков. Вот так лозунг становится названием, от слова переходят к делу.
Мы не очень богатый фонд и не в состоянии помочь всем, ктонуждается. Но выбрав больного ребенка, стараемся вести его до полного выздоровления. Так, годовалой Даше Силиной из городка Лиски Воронежской области был поставлен страшный диагноз односторонняя ретинобластома – рак сетчатки глаза. Человечек едва начал жить, а ему уже грозит не только потеря органа зрения, но и жизни, если не начать лечение немедленно.