Человек на игле

Глава 5. Человек на игле. Кто с ханкой дружен, тому х… не нужен.

В начале века моя жизнь чуть не закончилась. Хотя на первый взгляд, миллениум складывался для меня совсем неплохо. Летом 2000 года я стал абитуриентом. Время выбора, принятия важных решений – пойти учиться, пойти работать, а потом в армию. У меня были преимущества перед сверстниками. Мне всего шестнадцать, армия мне, из-за чудодейственной справки, полученной, благодаря маме, вообще не грозит. Согласно справке, я клинически признанный дурак.
Был для меня открыт и третий путь. Друзья детства Князь, Шар пошли по нему уже бесповоротно. Они продолжали торговать ганджубасом и уже вовсю кололись. Воровали по-крупному. Их стопроцентно ждала тюряга. Мне было неприятно мысленно примерять на себя лагерную робу. Нет, я другой. Я умный со справкой дурака.
Мать сразу предложила мне поступать в наш медицинский колледж, где у нее все было схвачено — директор Эдуард Михайлович Ованесян был ее другом. Но я колотился в амбициях. В выпускном классе я больше общался с золотой молодежью Ставрополя, а не с Князем и Шаром. Ставропольский государственный университет! Вот мой уровень! Недаром я ходил на подготовительные курсы, которые, напрягая все свои силы, оплачивала мама.
Я нацелился на «удобное» (во многих отношениях) отделение СГУ «Допризывная и физическая подготовка». Поступивший туда мог потом учиться на любом факультете, где имелась военная кафедра, гарантировать себе и диплом, и погоны лейтенанта запаса. Даже подготовительные курсы требовали дисциплины. Но где дисциплина, и где я? Раз обкурился и пропустил занятие, два напился и пропустил занятие. Я понял, что мой уже порядком изношенный в нежные шестнадцать лет организм не выдержит ни стометровок, ни штанг, ни заплывов, которые обязательно будут там, где в названии есть «физическая подготовка».

Всё свое можно и всё своё нельзя

Глава 17. Всё свое «можно» и всё своё «нельзя» (Арсен Абдулаев)

Арсен родился и жил в общежитии. Этим сказано если не всё, то очень и очень многое. В 1982 году, когда он появился на свет, в Ставрополе существовали (как и сейчас, впрочем) и коммуналки, и общаги, были и бараки в деревяшках. К коммунальному быту густонаселенных общежитий — общая кухня, туалет в конце коридора, шум и теснота — некоторые привыкали. Но только не Арсен. Когда с детства у тебя «на двадцать восемь комнаток всего одна уборная», душ по расписанию и готовка на общей кухне по очереди; когда то же самое продолжается в юности, то кажется, что общага — навсегда. Арсен с трудом переносил «всё общее» и то, что делить комнату приходилось на троих. Кроме мамы, в семье была еще младшая сестра Ксюша.
Мать — крепкий орешек — правила жизнь на свой лад. Татьяна Владимировна работала на крупнейшем в Ставрополе мясокомбинате, клеила на банки с тушенкой этикетки, трудилась в горячем цеху, где перерабатывали мясо, ставила штампы на консервные банки. Работа этикетировщицы не их легких, хоть и работают в этой специализации в основном женщины. Мать безумно любила сына, и он старался ее не расстраивать. До поры до времени…
Арсен хорошо учился в школе, хоть почти и не делал домашние задания. Когда в общаге с тонкими стенами в соседних комнатах то пьянка и песни, то громко работает телевизор, то драка, то ругань хозяек на кухне – какие уж там занятия? Но отличная память не подводила мальчика, и его хвалили учителя, и мать им гордилась. Да плюс к положительным качествам физическая сила и высокий рост, а еще унаследованные от папы-дагестанца горячность и отвага, дающие победу в драках – все это стало миной замедленного действия. Арсену иногда казалось, что он не такой, как большинство окружающих его ребят. Что он умнее, сильнее, проницательнее прочих, у него природное право командовать сверстниками. А если возникнут проблемы, Арсен Абдулаев сам их разрешит, не прося ни у кого помощи. Но вот когда, много лет спустя, возникла проблема с героином, непомерно развитое «Я» чуть не свело гордеца в могилу.
Иногда из другого города в гости приезжал дядя Сергей, брат матери. Он старался хоть немного восполнить племяннику отсутствие отцовского воспитания.
– Арсен, вот остановят тебя на улице трое пацанов постарше и скажут: «А ну, хаченок, гони пять тыщ, не то хуже будет!» Что ты будешь делать?
– Да сразу в морду!
– Правильно. А если тебя отмутузят?
– А ничего. Заживет!
– А если ты домашнее задание не сделал… Просишь у ботана списать, а он не дает?
– Да в морду ему. Чё с ботаном разговаривать?
– А вот это неправильно. Это подло. Понял?
– Понял, дядь Сереж.
Мамин брат мог бы стать для подростка авторитетом, но он не всегда был рядом, зато в непосредственной близости от Абдулаева крутились другие «авторитеты». Крутые модные парни на тачках собирались в любимом месте блатной тусовки, в кафе «Ивушка». Там же крутились и подростки. Среди них — Арсен. Там, у «Ивушки», Абдулаев в свои четырнадцать попробовал и вино, и анашу.

Без жертвы нет результата.

Глава 22. Без жертвы нет результата.

Однажды я подумал, как мне все свои активы, организации объединить в одну корпорацию, которая обладает широкими возможностями. С какой бы проблемой человек к нам ни обратился, мы могли бы ее решить, будь то строительство или продажа объекта недвижимости, сотовая связь, юридическая помощь. Я знал, что могу это сделать, так как давно понял: в этом мире возможно всё. Просто нужно правильно определить цель. Для меня не существует слова «нет». Еще в армии я привык к правилу: мне дают задание, я его выполняю и никогда не отступаю. Невыполнимых задач не существует, а существуют люди, которые не хотят работать.
По правилам, которым я следую в жизни, работают все организации, которые сейчас объединены в одну – «Принципы Антошина». Никогда не сдаваться, не опускать руки, верить только в хорошее. Если что-то не получается — ничего страшного. «Терпенье и труд все перетрут», – это тоже мой принцип. И все эти правила работают! Год назад я давал такие задания своим ребятам, что им казалось — это сделать невозможно. А сейчас они выполняют их на триста процентов. Если мне говорят: «Задание невыполнимо, нет сил, времени, умения, финансов это сделать» — мне наплевать на эти возражения. Нужно просто брать и делать! И тогда появится всё – и силы, и время, и финансы.
Вот конкретный пример. У моей жены есть брат Роман Савин. Когда он пришел в нашу фирму, я взял его себе в напарники продавать сим-карты дальнобойщикам. На том этапе мы работали по методу коробейников – сами шли к покупателям. Разъезжали на машине по областям Черноземья и Северного Кавказа, подходили к водителям большегрузов на стоянках, в кафе, на заправках и предлагали симки. Оказалось, что Рома патологически застенчивый человек. Он не мог решиться первым заговорить с незнакомым человеком, тем более что-нибудь ему предложить. Но если его посылали куда подальше (а простые суровые мужики делают это, не задумываясь), Рома обижался, ругался, чуть ли не в драку лез.
– Начальник, не получается у меня… – с горечью жаловался родственник. – Что надо им говорить?
– Не знаю. Сам придумай! Ты взрослый человек! Они не иностранцы, не инопланетяне, они такие же, как и ты.

Надо учиться отдавать

Глава 23. Надо учиться отдавать. (Антон Полянецкий)

Антон родился и вырос подмосковном городе Химки в 1975 году. От Московской кольцевой автомобильной дороги до московского же района Зеленоград – двадцать пять километров, а до Химок — ноль. Прямо за МКАДом они и начинаются. Если не брать в учет административную условность, Химки — это обычные московские дворы и улицы. И проблемы там в восьмидесятых были такие же, как и во всех городах союза. Застой медленно, но верно разлагал страну, уходила в прошлое лживая коммунистическая идеология, а ее место уверенно и нагло занимал культ золотого тельца.
Отца своего Антон не помнил. Мама Надежда Алексеевна и ее единственный сын – вот и вся небогатая семья, проживающая в сталинском доме, в коммуналке на четыре комнаты. Мать всю жизнь вкалывала швеей на ткацкой фабрике, укладчицей на кондитерском комбинате, медсестрой в больнице. Смены за сменами, дневные, ночные. Как в песне, «здесь мерилом работы считают усталость». Нет времени для воспитания мальчишки, который растет во дворе, в обществе, где кража считается доблестью, курение типом дыхания, а драка – способом общения. Но на жизнь, на бедность никто не жаловался. Химки — не Тверская, не Калининский проспект, мажоров там отродясь не водилось. Ученики носили одинаковую школьную форму, да и одежда взрослых в советское время особым разнообразием не отличалась.
Но, конечно, хотелось чего-нибудь особенного, на что у Надежды Алексеевны денег не было. Антоше, к примеру, в его девять лет хотелось велосипед. Ничего особенного, почти все ровесники гоняли на своих великах, а у Полянецкого не было такой возможности. Обидно! Но положение исправимо, и Антон украл опрометчиво оставленный кем-то без присмотра велик. Покатался немного, а потом продал. Первая такая операция прошла успешно, за ней последовали вторая, третья… Однажды вышла осечка. Антон предложил купить велик его законному владельцу! Парень, который уже успел оплакать потерю двухколесного друга, оказался старше, сильнее и сильно избил воришку. Это не остановило Полянецкого и даже подняло его авторитет во дворе – реальный пацан ворует и в глаз за это получает!
Быть таким и не курить казалось неестественно. Антон поначалу воровал сигареты у курившей матери. Но, сколько веревочке не виться… Однажды она его застукала и решила как следует проучить.
– Значит, ты куришь, сынок?
– Ну-у, я так… Я не в затяжку.
– А какой тогда смысл продукт переводить? Давай-ка с тобой покурим по-настоящему, по-взрослому.
Эксперимент удался. Антоше стало плохо, блевал он дальше, чем видел. Урок был усвоен, правда, ненадолго…

Как сделать из наркомана миллионера?

Глава 24. Как сделать из наркомана миллионера?

Моя книга подошла к завершению. Надеюсь, что читателю было интересно. Подогреть интерес к литературному труду такого рода, автобиографии можно было бы, приписав герою, то есть, мне, какие-нибудь подвиги, спасение детей на пожаре или котенка, застрявшего в трубе. Можно было бы придумать остроумные аферы в бизнесе. Или рассказать историю, как сотни человек уверовали в Господа после моей проповеди.
Но я рассказал только правду и ничего, кроме правды. Моя биография и так интересна. А главное – поучительна. И остаться здесь предельно честным, откровенным тоже один из принципов Антошина. Крутя колесико компьютерной мышки, перечитывая написанное, вспоминая, не забыл ли написать о чем-то важном, я понял, что забыл. Нет, речь не о прошлом, о нем рассказано достаточно подробно, как и о настоящем. Скорее, я забыл написать о будущем.
Его еще нет, но о том, чтобы оно пришло не с огорчениями, банкротством, болезнями, можно позаботиться уже сейчас.
Если я нахожусь в Воронеже, стараюсь не пропускать ни одного утра, чтобы не пройтись или не пробежаться в парке. Чаще всего во время этого полезного занятия меня посещают мысли, которыми хочется поделиться. При этом я не желаю выглядеть учителем, наставником, проповедником. Упаси бог меня навязывать свое мнение. Я всего лишь беседую с читателем, отвечаю на вопросы, которые он просто не успел сформулировать и задать. И высказываюсь, используя для это, в том числе, и социальные сети.

О прогулках
Когда я был наркозависимым, разумеется, был далек от всяких физических нагрузок. Только если этого требовала необходимость достать дозу. Сейчас я бегаю по утрам, занимаюсь скандинавской ходьбой, делаю зарядку. Я стал другим человеком, здоровым, подтянутым. Но во мне еще живет лентяй, которому охота утром подольше поваляться в теплой постели, а не вставать под холодный душ, не идти на прогулку, когда на улице мокрый снег и слякоть. Я стараюсь улыбаться своим близким, всему миру, но настроение неважное, потому что недоспал, что-то болит в боку и увидел плохой сон. Но я принимаю холодный душ и мотивирую себя на позитив. Учитесь себя правильно преподносить. Чтобы внешнее соответствовало внутреннему.
Очень часто я выхожу на утреннюю прогулку с нашим главным бухгалтером Антоном Ситниковым. Иногда он с утра пораньше заговаривает о делах, о том, что нужны деньги на то, на сё. Это раздражает. Но я не имею права раздражаться. Во-первых, потому что у бухгалтера железные аргументы и он всегда прав. Во-вторых, нельзя начинать утро с негатива. Отношения в кабинете и на прогулке очень разные. Человек познается иначе. И это важно для бизнеса. Во время прогулки мы с Антоном можем успеть и поругаться, и помириться. Сам темп ходьбы, необходимость глубже и чаще дышать, деревья вокруг, живые и очищающие, поднимают настроение. Я втягиваюсь в прогулку, свежий воздух заполняет легкие, хочется идти и идти дальше. Зануда бухгалтер превращается в самого остроумного и веселого человека на свете. С таким другом легче и идти на прогулке, и заниматься делом.

Послесловие

Послесловие

Роман Антошин:
«Правило отвечать за свои слова в бизнесе работает на все сто!»

Российский предприниматель, который добился впечатляющих успехов в бизнесе и выбрал своей миссией помощь людям, считает, что руководитель должен быть оптимистом, для карьеры в России нужны связи, а каждой команде требуется крепкая мотивация.

«Руководитель должен работать с командой»

– Ваш путь в бизнесе убеждает, что вы точно знаете, как успешно вести дела. Каким должен быть начальник, чтобы подчиненные его слушались?

– Если я слышу, как о руководителе говорят, что он очень добрый и хороший человек, то довольно сильно удивляюсь. У начальника такая работа – требовать, чтобы сотрудники хорошо работали. А если они этого не делают, то надо разобраться почему и наказать виноватых. Наказывать надо справедливо, но строго. А добрый руководитель, который «все понимает», никогда не ругается, всех хвалит и все прощает — рано или поздно развалит предприятие. Поэтому начальник должен быть внимательным и строгим.

– То есть, умный начальник не боится быть настоящим тираном по отношению к своим подчиненным?

– Я видел, как работают жесткие начальники – обычно у них все отлично получается, но… недолго. Хотя руководители бывают разные. Кто-то может общаться с подчиненными дружески, а кто-то считает, что на него должны смотреть снизу вверх – и баста! Просто как удобнее, так человек и ведет себя. Лично я считаю, что руководитель должен постоянно работать с командой, быть примером поведения. По-любому, начинать надо с работы над собой. Важно понимать очень много разных тонкостей, уметь определять, к какому психологическому типу относится подчиненный, как его правильно мотивировать. Как правильно наградить и правильно наказать сотрудника. И часто бывает, что лучше отказаться от работы с человеком, если он вас не слышит и не понимает. Пусть тогда ищет счастье в другом месте.

– В России любят авторитарных руководителей? или люди не позволяют обращаться с собой неуважительно?

– Любят. И не только у нас в России. Вот я читал о том, что американский президент Дональд Трамп – очень жесткий босс, но команда у него суперсильная. Почему? Потому что он человек-успех, он ставит высокие цели и добивается их. Людям это нравится. Они готовы потерпеть выходки Трампа, знают, что впереди — очередная взятая высота. И что потом они будут гордиться тем, что работали с таким человеком. Но так бывает только с очень малым процентом руководителей. Поэтому я и веду свои тренинги по работе с подчиненными. Это очень важная часть работы лидера.
Уважение к жесткому начальнику складывается не на пустом месте, ситуация возможна только, если этот руководитель раз за разом добивается больших побед.

«Надо верить в то, что моя команда самая крутая»