Рома, беги

Глава 7. Рома, беги.

В конце 2004 года мои сопризывники с пьяными песнями, в разукрашенных парадках с аксельбантами и эполетами, с дембельскими альбомами стали разъезжаться по домам. Мне в Ставрополе делать было нечего. Моим домом, работой, бизнесом, жизнью давно стала армия. Я вполне мог повторить судьбу старшего прапора Алешина – на невысокой должности в невысоком звании сделаться фактически хозяином воинской части. А мог и выучиться на офицера и делать военную карьеру, одновременно прокручивая свои бизнес-гешефты. Армия представляет для этого массу возможностей, благодаря своей специфике – наличию государственного имущества, которое легко списать и загнать налево, наличию бесплатной рабочей силы – солдат. Именно этим и занимался мой комбат подполковник Берунов. Именно в этом ему помогал старшина Антошин.
Но у меня было отличие от Алешина и Берунова. Это отличие светилось огромными буквами на гигантском биллборде, стоявшем на моем жизненном пути: «Наркоманы не становятся хозяевами! Наркоманы не делают карьеру! Потому что наркоманы себе не принадлежат».
Но в начале сверхсрочной службы я был и выглядел еще вполне приличным человеком. И такому человеку комбат Берунов очень доверял.
– Ну, что, Роман Александрович, поступим, как и договаривались? Служи старшиной роты, живи в офицерской общаге. А хочешь – снимай квартиру в пригарнизонном городке. Учиться в школе прапоров тебе не надо. Через пять месяцев принесу тебе погоны со звездами, подпишем контракт. Устраивает, Роман Александрович?
– Так точно, товарищ подполковник!
Обещание Берунов выполнил на сто процентов. Ровно через пять месяцев мне торжественно перед строем вручили погоны прапорщика. Потом в каптерке у накрытого стола я отцепил маленькие звездочки, утопил их в граненом стакан с водкой до краев, выпил с друзьями и прикрепил звездочки обратно на погоны. Теперь я был полноценным прапором, старшиной роты телефонно-телеграфного центра, как стала теперь именоваться наша рота. Командовал батальоном, понятное дело, Берунов, его замом был майор Сибирев.
На людях у нас с подполковником Беруновым были строгие уставные отношения, но во время совместных попоек в каптерке или в бане я привык называть его по имени.
Мне удалось выстроить правильные отношения со всеми нужными людьми гарнизона и со всеми партнерами, с которыми бизнес связывал мое начальство. Это не только Берунов. Сложилась целая группа офицеров и прапорщиков, которые и службу несли исправно, и не забывали о прибыли. Этих людей я уважал.