Босс Владимирский

Глава 13. Босс Владимирский (Сослан Кудзиев).

Вот уж кому «повезло» с рождением, так это моему давнему другу Сослану. Социальное неравенство нас, рожденных в СССР, определялось местом работы и должностью родителей. У кого-то отец рабочий, у кого-то начальник, у кого-то военный, у меня – водитель автобуса. У Сослана Кудзиева отец заключенный. Хуже придумать, наверное, невозможно.
Он тоже прошел весь этот ад тяжелой наркомании, да еще и отсидка в тюрьме и на зоне. Вот сейчас модно стало называть первое дело в бизнесе и условия его начала стартапом. Какое местечко можно назвать стартапом Сослана Кудзиева? Дом во Владикавказе, где его воспитывала бабушка, а отец приезжал туда раз в четыре, пять или семь лет по мере освобождения по отбытию срока или УДО? Городской базар, где Сослан ловко двигал по куску картона тремя наперстками? Или камеру в «Белом лебеде»? Нет, не той знаменитой тюрьмы в Соликамске, где сидят пожизненники, а другой, неподалеку, с режимом полегче.
Сослан Ахсарович Кудзиев появился на свет в 1975 году во Владикавказе. Тогда столица Северной Осетии называлась Орджоникидзе. Осетины же всегда называли и называют город Дзауджикау. Считается, что у кавказских народов семьи крепкие. Это так. Но разводы, ссоры, драки и преступления встречаются и в осетинских семьях. Два года родители Сослана жили вместе в доме его родителей. Дружно жили, нет ли, это младенцу не было известно. Через два года Ахсар получил срок, мать Индира не стала оставаться со свекровью и ушла, покинув ребенка. Или сына ей просто не отдали – в осетинских семьях сильны родовые традиции. В чем причина, что парнишка при живых родителях был сиротой, — мальчику не объясняли. Сослан рос, называя бабушку Соню Григорьевну мамой, и с женщиной, которая его родила, познакомился лишь в девятнадцатилетнем возрасте.
Род Кудзиевых, включавший еще трех братьев и двух сестер Ахсара, занимал большой дом во Владикавказе. Воспитателей у Сослана хватало, и это в точности соответствовало пословице «У семи нянек дитя без глаза». Перед восьмой нянькой — улицей — остальные оказались бессильны.
В двенадцатилетнем возрасте Сослана отправили в горную деревню к родственникам. Наверное, Соня Григорьевна и прочая родня хотели, как лучше.

В новую жизнь

Глава 14. В новую жизнь. (Антон Ситников)

Как же мы любим находить оправдание одному популярному «средству от всего». Бросила девушка, не сдал экзамен, уволили с работы, приняли на работу, встретил самую прекрасную на свете, купил смартфон, устал и т.д. и т.п. – как тут не выпить?! С горя, с радости, с морозца, на счастье, на здоровье. Всю жизнь человека, любое природное явление, любое историческое событие можно рассматривать, как повод. Можно даже книгу написать, используя только синонимы и цитаты из классики – и все об этом деле. «Выпьем с горя; где же кружка?»
У Антона Ситникова все началось с веселых поводов, с дружеских тостов, пока незаметно не появилась потребность обходиться без всякого торжественного антуража и выпивать в одиночестве, «самому с собой». Потом куда-то подевалась критическая оценка самого себя уже без кавычек. А в самом финале явилось дикое желание – как бы так умереть, чтобы маму и бабушку не расстраивать?
Антон родился в 1981 году в славном Орле, «городе первого салюта», чем так гордятся орловцы. Что-то у его родителей не сложилось, не задалась совместная жизнь, пока ребенок был в утробе. Отца Антон не знал и не стремился выведать о нем у мамы подробности. Никаких легенд о погибшем летчике или разведчике. Мама Валентина Михайловна сразу сделала из этой темы табу. Роль отца для мальчика играл дед Михаил Васильевич – и научит, чему надо, и отругает, если заслужил.
В семье Ситниковых царили любовь и уважение. Потому и единственный ребенок рос послушным, спокойным. И проблем с ним ничто не предвещало: ни дурная наследственность, ни влияние улицы, ни плохие компании, ни то, что отрочество и детство пришлись на не самые благополучные 90-е. Беда любит цапнуть таких вот послушных хорошистов, чтобы потом об этом судачили бабки у подъезда: «Ну кто бы мог подумать…»
Рос бы себе и рос и нормально жил Антон Ситников, сын главного бухгалтера и внук главного бухгалтера в славном городе Орле, где по рельсам до сих пор бегает один из старейших в России трамваев. И гордился бы Ситников своими великими земляками, уроженцами Орловской земли Иваном Тургеневым и Леонидом Андреевым, если бы не одна штука (посильнее старейшего трамвая с Тургеневым будет) — ВОДКА!
Чуть раньше любви к горькой была привилегированная школа, где Ситников учился восемь лет. Из-за троек, появившихся только от лени – мальчик был способный и далеко не глупый – маму Валентину Михайловну попросили перевести сына в обычную школу. 11-ый класс юноша там и заканчивал.
И ведь мог бы сделать первые шаги к хорошей карьере, еще в старших классах. Поняв, что у него гума

Наркотики я любил больше себя

Глава 15. Наркотики я любил больше себя. (Олег Туаев)

Влияние улицы, криминогенная обстановка, неполная семья, ужасающая нищета… Выбери нужное и опиши историю трудного подростка Олега Туаева. Но ничего не получится, потому что мальчишка родился в полной обеспеченной любящей семье. Было это во Владикавказе в 1981 году. Тогда главный город республики Северная Осетия – Алания назывался еще Орджоникидзе. Отец Олега, рослый и строгий Отар Романович, работал начальником криминальной милиции и дослужился до подполковника. Мама Светлана Ивановна была главным бухгалтером в «Детском мире», одном из крупнейших магазинов города. Еще у Олега была сестра Алла моложе него на два года.
До 1996 года, когда Олегу исполнилось пятнадцать лет, все было более-менее нормально. Мальчик хорошо учился, дом полная чаша, что в годы всеобщего дефицита, что в годы всеобщей криминализации. Засилье криминала, конечно, и сгубило парня. В 90-е годы быть крутым и модным, значит иметь за поясом пистолет и разъезжать на хорошей иномарке. И конечно же, быть своим в уголовной иерархии, пусть даже и на самой низкой ступени. А еще лучше быстро достигнуть такого положения в криминальной системе, когда ты способен правильно решать проблемы. Так что какая там школа, какие уравнения и образ Ленского, когда кругом такая интересная жизнь на грани и за гранью закона?
Учеба стала второстепенным занятием. Куда более важными вещами казались анаша, вино, разборки с пацанами из другого района. Обычная жизнь была скучной, манила романтика улиц. Олегу (да и не только ему) во всем хотелось походить на Бутча Стейна из известного голливудского фильма. Его главный герой по кличке «Пуля», талантливо воплощенный обаятельным Микки Рурком в черно-белой бандане и спортивном костюме с лампасами стал иконой для многих плохишей того времени. Да, Пуля кололся, да он был наркошей, да, он стал проблемой для семьи, но это не мешало ему быть героем в глазах многих и многих. Вот и Туаев примерял на себя этот «героический» образ, вместе с Бутчем он вступал в конфликт с плохими ребятами, побеждал их и при этом колол себе героин. В голове прочно засело: наркотики — это непременная составляющая образа крутого парня. А кому не хочется быть крутым?!
Благодаря отцовским генам, Олег Туаев к 16 годам превратился в настоящего нартского богатыря – 1 метр 93 сантиметра ростом и 120 килограмм весом. Видный парень легко вписался в бандитскую иерархию района, был признан своим самыми авторитетными, потому что правильно себя поставил – был почтителен со старшими, справедлив с равными и ничего не боялся. Он командовал небольшой молодежной бандой, грабил и воровал, сдавал часть денег за награбленное в воровской общак, разъезжал на собственных «Жигулях», имел незарегистрированный ствол, забивал стрелки с конкурентами, когда приказывали старшие. И кололся героином почти каждый день. Тогда Олегу казалось, что ему, бугаю, обычная доза, что слону дробина. Никаких нездоровых последствий, наоборот – постоянный легкий кайф, прилив сил и энергии делали молодого человека счастливым. Море по колено и сдвинуть горы — всё по плечу. Плюс воровской фарт.
Самым сложным в положении Олега было совместить природную ненависть разбойника к ментам с сыновьей любовью.

В объятьях ласкового убийцы

Глава 16. В объятьях ласкового убийцы. (Александр Чижиченко)

Важный психологический вопрос: может ли человек, с детства окруженный любовью и заботой, упасть на самое дно жизни? Да запросто! Родительская опека не бывает безграничной, да она и не всегда во благо. Мир жесток и ждет от всех нас принятия самостоятельных решений без маминого и папиного совета. Еще вопрос: может ли человек на этом самом дне выжить и выбраться из омута? Может! Если он вовремя исправит свои ошибки.
Ростовчанин Александр Чижиченко родился в любящей семье, был желанным ребенком и рос в атмосфере душевной чистоты. Случилось это 17 октября 1977 года. Родители развелись, когда Саша был еще совсем маленьким, но мальчик не чувствовал себя обделенным. С отцом у него сохранились хорошие отношения, хотя тот вскоре завел новую семью. Поначалу они виделись довольно часто, но, чем дальше, тем реже. Мать старалась, растила мальчика, обеспечивая всем, что было необходимо. И Саша всегда знал, что он нужен, что его любят. Возможно, эта неосязаемая, но очень прочная, как родовая пуповина, связь с матерью, и удержала его на краю гибели…
Их шалопайская компания сложилась еще в детском саду, где Сашина мама Светлана Николаевна работала музыкальным руководителем. Вместе пели под звуки пианино детские песенки, маршировали на физкультуре и делали вид, что танцуют. Та же компания вместе училась в 61 школе, сообща прогуливая уроки. Чижик (Александр Чижиченко), Вержик (Сергей Вержиковский), Трушка (Игорь Трушин), Малой (Сергей Колодезный) и Димон (Дмитрий Сергиенко) — дружная ватага весело проводила каникулы. Рыбалка и купание в тихом Доне. Игры в прятки и салочки, а потом и взрослая забава – городки. Не только активный отдых, но и чтение интересных книжек: «Волшебника Изумрудного города» Волкова зачитывали до дыр.
Увлечение тех лет – фильмы на кассетах смотрели у кого-нибудь по собственному видаку или в видеосалонах. Картины со Шварцем, Джеки Чаном, Слаем привлекали больше скучных уроков. Прогуливали, чтобы посмотреть очередного «Терминатора». Мальчишки-шалопаи, так и есть!
Парни подрастали и вскоре стало очевидным главное в дружбе – необходимость вместе противостоять врагам. Каким врагам? Таким же пацанам, только из другого района, квартала, улицы. Природа руководит мужским инстинктом метить свою территорию или ещё кто? Нарушил границу — значит, есть повод для драки.
– Эй, ты, тебе чо надо?
– Ничего не надо, просто иду.
– Слышь, а это не ты Наташку Иванову обидел на той неделе?
– Какую Наташку?
– Да неважно, какую. Получай!
Случалось всякое… Улица воспитывает вне зависимости от того, что тебе привили в домашней обстановке. Но вообще-то Саша Чижиченко слыл хорошим мальчиком. Да он и сам считал себя таким, предпочитая круг близких людей, семейное тепло праздным шатаниям по улице или гулянки в нетрезвой компании. Рослый и сильный для своих лет, он пошел в спортивную секцию дзюдо. Тем более что родной дядя Володя, брат матери, в той же спортшколе тренировал юных борцов греко-римского стиля. Спортсменом Чижиченко оставался на долгие годы.